Главная Ароматы Veronique Gabai, ар-деко и декаданс

Veronique Gabai, ар-деко и декаданс

written by Julia 19.12.2021

Одним прекрасным днем Вероник Габай (Veronique Gabai), исполнительный директор отдела дизайнерских ароматов корпорации Estee Lauder, поверила в себя и отправилась в самостоятельное плавание. С азартом и профессиональным багажом, следует отметить. Итогом стало создание нишевого парфюмерного бренда Veronique Gabai. До недавнего времени он не был представлен в России, и все, что нам оставалось – строить предположения, любоваться тяжелыми золотистыми флаконами и travel-версиями, стилизованными под массивный, но стильный кулон*.

Я была уверена, что “завоевание” российского рынка – вопрос времени, и не ошиблась. Добро пожаловать в парфюмерные бутики MOLECULE, а заодно и к более предметному разговору.

Cap d’Antibes – флагманский парфюм Veronique Gabai. Обволакивающий аромат цветов и морской воздух, в котором слышна пихтово-смоляная нота прибрежных сосен. И в самом Cap d’Antibes, и в его названии заложено позиционирование бренда. При упоминании Veronique Gabai должна возникать ассоциация с солнцем, отражающемся в лазурной воде, песчаными пляжами и белоснежными виллами вдоль побережья.

А я слушаю коллекцию и думаю о том, что можно вывезти девушку из Estee Lauder, но вывезти Estee Lauder из девушки нельзя. Ароматы Veronique Gabai пропитаны духом Estee Lauder. Те же наполненные воздухом, многослойные цветочные переливы, но лишенные кислинки олдскульных парфюмов бренда и дешевого мыльного мускуса его новоделов. В остальном – нежная женственная классика, для которой кожа – это грубо, насыщенные древесно-дымно-смоляные ноты – кричаще, а гурманика – пошло. Есть робкое заигрывание с этими нотами, достаточное для осторожной провокации, но слишком тихое, чтобы обладательницу такого аромата княгиня Марья Алексевна могла бы обвинить в дурновкусии. Композиции не назовешь разнообразными: многие ноты повторяются из парфюма в парфюм. Все это привело к тому, что ассоциация возникла не с Французской Ривьерой, а с ар-деко. Коллекция Veronique Gabai ассоциируется с богемными светскими львицами “ревущих 20-х”, героинями картин Тамары де Лемпицка, внутренне свободными, но в рамках эпохи: духи должны быть едва уловимыми, утонченными и цветочными, иное не аристократично. В ароматах Veronique Gabai легко представить красавиц тех лет с их холодными укладками, ледяными от кокаина глазами и безупречными сдержанными манерами.

Veronique Gabai
Слева: Вероник Габай (Veronique Gabai), Справа: Портрет графини де Ла Саль, 1925

Но вместо того, чтобы пересечь Сену, ты по-прежнему едешь по ее левому берегу. Останавливаешься на набережной Сен-Мишель, паркуешь машину на тихой улице. Идешь пешком к набережной Монтебелло.
Каменная лестница темна, и ты стараешься не упасть. Ты на высоких каблуках, и внизу у воды ты чуть не спотыкаешься на неровной брусчатке.
Напротив, на противоположной стороне реки, высится темная громада собора Парижской Богоматери.
В Сене танцует отражение луны.
Сложно поверить, что всего каких-то пятнадцать лет назад ненасытная река вышла из берегов и затопила весь город. Такое происходит раз в сто лет.
Этой ночью ненасытна ты.
Поздно, но здесь еще много людей.
И ты точно знаешь, зачем сюда пришла.
Дел на полчаса, не больше. Последняя дорожка кокаина. И ты даже не раздумываешь.
После войны то тут, то там выросли странные трущобы, появились недолговечные палатки-бары, вокруг них собрались моряки, военные, студенты и проститутки. Место для любителей острых ощущений, секрет Полишинеля**.

Но если Тамара де Лемпицка стала “иконой ар-деко”, то в ароматах Veronique Gabai прослеживается вторичность. В данном случае это не негативная оценка: в этих каверах есть своя красота.

Lumiere d’Iris. Облегченная, расслабленная версия Infusion d’Iris, из которой убрали “лишние” сложносочененные обороты.  Infusion d’Iris – легендарный аромат Prada. Весенний, прохладно-древесный шлейф тонко обрамляет ноту дымчатого пудрового ириса. Невероятное сочетание колкой зеленой свежести и ирисовой замшевости. Безумно стильно. Когда он появился, многие бренды стали негласно на него ориентироваться, создавая ирисовые духи, а покупатели неизбежно сравнивали: хорош, но не Infusion d’Iris.  В России его сейчас купить невозможно, но теперь у нас есть суррогат неплохая альтернатива – Lumiere d’Iris.

Голубой шарф, 1930

Sur La Plage, аромат согретой солнцем кожи, на которую попали солёные морские брызги. Не парфюм даже, а словно сам прибрежный воздух, очень точно получилось воссоздать. В него добавлена нежнейшая сладость белых цветов: магнолии, апельсинового цвета… даже дурманный жасмин звучит непривычно мягко.

Материнство, 1928

Mimosa In The Air – название полностью отражает суть. Я бы добавила, разве что, в весеннем воздухе. Наполненном капелью. Изысканно-соблазнительная медовая мимоза в прохладном пробуждающем аромате капели. Такого эффекта удается достичь, если правильно работать с нотой ветивера. Тогда он будет таким свежим, влажным и дождливым, с максимально деликатным древесным подтоном. Если вы не знаете, как должен звучать идеальный ветивер, послушайте эталонный Vetiver Babylone (Vetiver d’Hiver) из нишевой коллекции Giorgio Armani Prive.

Портрет Марджори Ферри, 1932

Sexy Garrigue – более “тяжелая” версия Cap d’Antibes. Хвойно-смолистая нота обозначена резче, а нежность цветов заменила томная карамельная сладость амбры. Невинный в сравнении с Fille en Aiguilles Serge Lutens, но вполне себе аромат “Госпожи” в системе координат Veronique Gabai.

Портрет госпожи Буш, 1929

Vert Desir. Похвастаться своим абсентом он вряд ли сможет – это не тот абсент, что в A Taste of Heaven: там слишком порочно, здеcь лишь ускользающий намек на грех. Но не абсент важен в Vert Desir, а мята. Колкая, только что сорванная и растертая в пальцах, максимально натуральная, а это редкость в парфюмерии. Возможно, потому, что ее не пересластили: в композиции нет другой сладости, кроме чувственной, вкрадчивой сладости абсента. Чуть больше стойкости и не подчеркнуто-женственный флакон, и я бы подарила этот аромат пацану лет 15-17. Предсказуемым и логичным шагом Veronique Gabai должна стать мужская коллекция.

Девушка в перчатках, 1930

Souvenirs De Tunisie выглядит попыткой создать сексуальный гурманский аромат, на это намекают миндаль и сандал. Но все свелось к вкусной цветочно-цитрусовой свежести. Сквозь сочную сладость апельсина, искристый бергамот и безупречно подобранные к ним белые цветы, сандалово-миндальная тема слышится теплым бархатистым аккордом. Словно хотели сделать коктейль, добавив в Amaretto пару капель апельсинового сока, а получился бамбл.

Женщина в желтом, 1929

В качестве иллюстраций приведены картины Тамары де Лемпицка (Tamara de Lempicka)

*Статья по ссылке: Veronique Gabai. Новый, модный, соблазнительный

**Тамара де Лемпицка / Татьяна де Ронэ, пер. с фр. В. Чепиги. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2020

похожие статьи

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
error: Защищено от копирования.