Главная Ароматы Manteuse как воплощение роковой женщины

Manteuse как воплощение роковой женщины

written by Julia 14.02.2019

Если бы Cтефан Умбер Люка (Stephane Humbert Lucas) был Килианом Хеннесси, он бы объединил ароматы, которые выпустил за последние пару лет, в отдельную коллекцию и назвал бы ее My Love, You are My Muse, или что-то в этом роде. Но он изменил парфюмерное направление как-то совершенно незаметно. В 2017 году появляется Panthea, и ее нельзя поставить в один ряд с европеизированными восточными ароматами невероятной красоты, на которых нишевый бренд Stephane Humbert Lucas 777 сделал громкое и авторитетное имя. Panthea носит выраженный цветочный характер. И хотя в нем слышен сложный и многогранный почерк Люка, таких духов парфюмер раньше не делал. За Panthea появляется Wish Come True, и снова цветочный!

Лишь чуть больше года спустя, накануне выпуска Manteuse, Стефан Умбер рассказал о причинах. В очередной раз стало понятно, что он не предприниматель от парфюмерии, а величайший художник.
Причиной того, что бренд Stephane Humbert Lucas 777 поменял направленность своих ароматов, была любовь.
– Я встретил женщину… Она обожает цветы! – признался парфюмер в интервью.
Panthea он создавал для любимой. Если бы она захотела, эти духи принадлежали бы только ей, но она позволила включить их в общую коллекцию ароматов его парфюмерного дома.

Cтефан Умбер Люка (Stephane Humbert Lucas)

Новый аромат Manteuse продолжает цветочное направление:
Верхние ноты: итальянский бергамот, додеканаль (альдегид, который содержится в эфирных маслах цитрусовых), кожа и мед
Ноты сердца: лабданум, белые цветы, корень ириса, сандал
База: ваниль, стиракс, мирра, мускус

Его маркетинговая легенда и завораживает, и пугает. Название Manteuse обращается к богомолу (Mantis religiosa) и на прозрачном флаконе проступает тонкий абрис головы насекомого. Немного жутковатый готический постер тоже появился не просто так – богомол был частью мистических традиций ассирийцев и древних греков. Но определяющим фактором стала особенность этих насекомых, известная всем: после спаривания самка съедает убивает самца.

Зачем было такую “красоту” ассоциировать с ароматом? Многих это побудит отказаться от покупки. Но в Manteuse Люка создавал образ Femme Fatale. Не фейк, построенный на внешней атрибутике из шпилек, чулок, красной помады и устало-надменного взгляда, а настоящий. Образ женщины, малейшее соприкосновение с судьбой которой несет фатальные последствия. При такой постановке вопроса не может быть и речи об использовании традиционных “сексуальных” маркетинговых фишек.

Правда, когда вы услышите аромат, вы удивитесь. Совсем не так мы привыкли представлять роковые ароматы. Но этот парфюмер никогда не следовал стереотипам, Стефан Умбер – алхимик и идет одной ему ведомой дорогой, но цель заколдовать вас достигает всегда. Manteuse открывается, как сдержанный и стильный парфюм, негромкий и полный достоинства. Он кажется идеальным для состоявшейся бизнес-леди: холодно, дорого, и интригует сложный характер, угадывающийся за этим. Строгая блузка, стальной блеск тонких платиновых украшений, сексуальная юбка-карандаш. Немного землистого ириса, звенящей горчинки бергамота и влажной от дождя травы, которую привносит додекандль.

По мере раскрытия парфюм согревается и в нем негромко, на полутонах, появляется мягкая сладость – обволакивающая, грустная и невыразимо красивая. Сексуальность Manteuse не провокационная, а абсолютная. Словно бы нет никаких духов, это кожа женщины пахнет приглушенными специями, манким медом и горьким миндалем. Но даже когда Manteuse раскроется, он не покажется роковым. Вы пока не понимаете, в какую ловушку попали. И только потом приходит осознание, что он проник в вас, подобно наркотику, и обойтись без этого аромата вы уже не сможете. В нем переплетаются грустная прохлада и нежная сладость, сдержанность и чувственность.

Сесилия Рот и Гаэль Гарсия Берналь в фильме Частная Жизнь (Vidas Privadas)

Парфюмер, именно так воплотивший femme fatale, никогда не стал бы клонировать Opium. Он понимает – то, что итальянцы называют “ударом молнии” и о чем Стефан Цвейг писал в своем Амоке, должно звучать, как Manteuse. У меня этот аромат ассоциируется с пронзительной историей, рассказанной в драме Фито Паэса Частная Жизнь (Vidas Privadas), и с ее героиней в исполнении Сесилии Рот.

похожие статьи

avatar
error: Защищено от копирования.