Главная Около ароматов Великие актрисы и их духи

Великие актрисы и их духи

written by Julia 29.08.2018

– Нет женщин, не любящих духи, есть женщины, не нашедшие свой запах, – сказала Катрин Денев, женщина, которая свои духи так и не нашла. Постоянно меняла их, и вот результат: Катрин Денев не ассоциируется ни с одними духами. Да и зачем это нужно? Наверное, незачем. И уж точно не надо заставлять себя пользоваться ароматом, который перестал соответствовать внутреннему состоянию. Но какие же красивые истории получились у тех, у кого был свой “запах женщины”…

В те далекие времена такие бренды, как Guerlain, Hermes, Chanel, Christian Dior, Yves Saint Laurent, создавали парфюмерные шедевры. Над каждым новым ароматом работали не один год, выпуск парфюма становился событием и аромат был уникален – не существовало никаких клонов фланкеров… Женщины тогда относились к духам не так, как сейчас. Они искали “свои” духи и, находя, не изменяли им. Поэтому некоторые парфюмы навсегда ассоциируются с яркой личностью женщины, которой они принадлежали.

Далида (1933 – 1987)

Habit Rouge, аромат дома Guerlain и первые настоящие духи Далиды появились у нее вместе с первым успехом. До этого она могла позволить себе только удушливо-сладкие “духи”, продававшиеся в розлив в небольших лавочках Египта.
Далида была неординарной во всем. Похожая на сломленную ветку, отчаянно нуждающаяся в любви женщина делает необычный, особенно для тех лет, выбор. Ведь Habit Rouge – мужской аромат. Его абсолютно европейский характер не напоминает ей о дешевом содержимом “египетских флаконов” и позволяет ощутить себя настоящей звездой, изысканной французской женщиной, его древесная основа поддерживает ее и придает уверенности в себе, а теплая, обволакивающая и чуть гурманская сладость – мягко согревает и умиротворяет.

Долгое время Далида была влюблена в Habit Rouge и не думала о том, чтобы изменить ему. Более того, она хотела, чтобы шлейф этих духов сразу напоминал о ней, чтобы этот запах всегда исходил от ее одежды, кожи и волос… Он так ей нравился – немного колкий, дерзкий, пряный, непохожий на все цветочные духи pour femme… С ним она чувствовала себя сильной, такой, какой очень хотела стать.

Но в 1977 Yves Saint Laurent выпустил Opium. Он стал страстью, “ударом молнии”. Услышав этот парфюм, Далида поняла, что это ее аромат. Opium, а не Habit Rouge, стал ее кожей и ее сутью. В нем соединились Восток, по которому она тосковала, и Запад, частью которого искренне хотела быть. Одурманивающие пряности, составляющие тот самый “наркотический” характер Opium, перед которым невозможно устоять… И что-то горячее, что не уютно согревало, а обжигало ее, подобно раскаленному египетскому солнцу, оттенялось чуть ли не осенней прохладой Парижа, фиолетовыми сумерками и озоном, наполняющим влажный воздух…

Вивьен Ли (1913 – 1967)

Она редко меняла ароматы – но все ее духи пахли розами. Любимые цветы и дом с огромным розарием, за которым она нежно ухаживала и сажала самые разные сорта… А потом “её Ларри” подарил ей Joy Jean Patou. Аромат, похожий на прекрасный сад – глубокий, многослойный, дурманящий запах роз и немного прохладного ночного жасмина. И вот уже они расстались с “Ларри” и это ее сокрушило. Но всё то относительно недолгое время, которое она потом прожила без него, она продолжала пользоваться подаренным им ароматом. И Joy всегда будет ассоциироваться с гениальной актрисой и одной из самых красивых женщин в мире – с невероятной Вивьен Ли. Это её духи.

Роми Шнайдер (1938 – 1982)

L’Heure Bleue – легендарный аромат дома Guerlain, которому идеально подходит его название – Сумерки. Роскошный, шлейфовый и в то же время мягкий, даже нежный парфюм. Сочетание прохладного, горьковатого запаха ночных цветов с чувственной сладостью восточных нот. Обволакивающая мягкими фиолетовыми сумерками женственность с несколько тревожным, глубоким и грустным звучанием… Щемяще-красивые сумерки, в которых есть соблазнение, обещание и горечь…

Нежный и противоречивый, горький, изысканно-сладостный и полный грусти L’Heure Bleue был ароматом Роми Шнайдер. Чувственность и женственность, надлом и опасность как нельзя более точно отражались в великом творении Жака Герлена. Как будто он создал Сумерки для Роми…

Но она изменила L’Heure Bleu. И мне кажется, что ситуация здесь обратна той, которая была у Далиды. Роми говорила, что покорена Nuit de Tubereuse, который Жан-Франсуа Лапорт (Jean-Francois Laporte) создал в 1978 году для L’Artisan Parfumeur (тот аромат уже давно не выпускается. Пожалуйста, не путайте его с современной версией, созданной Бертраном Дюшофуром (Bertrand Duchaufour). С этим ароматом она пыталась уйти от отчаяния, от невыносимой жизни после любви… Она хотела верить, что золотая от солнца, полная жизненной энергии, не ведающая сомнений и грусти тубероза в Nuit de Tubereuse спасет ее. Ей отчаянно хотелось чего-то яркого, громкого, жизнеутверждающего… Она устала от себя и от грусти, от ускользающей сложности и сложной многослойности L’Heure Bleue… Но эта истеричная попытка спастись не помогла. И игривый и дразнящий Nuit de Tubereuse никогда не будет ассоциироваться с красивой и грустной историей Роми Шнайдер…

похожие статьи

avatar
error: Защищено от копирования.